http://nv.am/kultura/42815-2015-04-21-06-00-5

курьер

 
 

 

 

 
 

 

 
 

 

 
 

 

В Номере // КУЛЬТУРА // Ведущие российские актеры — в проекте “Суд идет!”


В московском Golden Palace состоялась премьера посвященного 100-й годовщине геноцида армян спектакля-акции “Суд идет!” в постановке Московского армянского театра. Гость “НВ” — худрук театра Слава СТЕПАНЯН.


— Кто автор идеи и кто участники постановки?

— В спектакле, поставленном при поддержке Совета при президенте Российской Федерации по межнациональным отношениям и правительства Москвы, задействованы известные актеры из России, Армении и других стран. Собран действительно уникальный “букет” талантливейших актеров: Армен Джигарханян, Дмитрий Харатьян, Алексей Петренко, Юрий Назаров, Ольга Кабо, Александр Семчев, Даниил Спиваковский. Кроме того, в спектакле задействованы артисты Евгений Воскресенский, Мухтар Гусенгаджиев, Александр Тютин, Григор Гярдушян и даже телеведущий Дмитрий Дибров. И, конечно же, весь состав нашего театра.

Немного о самом спектакле. Кстати, мы уже ранее представляли эту пьесу — в частности, несколько лет назад ереванский зритель увидел спектакль в рамках фестиваля “Карот”.

Вниманию зрителей была представлена драма по пьесе известного армянского писателя, драматурга Перча Зейтунцяна “Встать! Суд идет!”, в основу которой легли документальные материалы Берлинского судебного архива 1921 года по делу Согомона Тейлеряна, жертвы геноцида армян, единственного выжившего из всей семьи, который в 1921 году застрелил бывшего министра внутренних дел Османской Турции Талаата-пашу — одного из главных организаторов массовых убийств и изгнания армян с родных земель. Объектом рассмотрения суда стали действия не только Согомона Тейлеряна, но и Талаата-паши как организатора зверских массовых убийств мирного населения. На суде были заслушаны многочисленные свидетели, рассказавшие о подробностях геноцида и потрясшие мировую общественность. Суд над Согомоном Тейлеряном и его оправдание стали беспрецедентной мировой сенсацией. Материалы данного судебного процесса оказали большое воздействие на известного польского юриста-международника Рафаеля Лемкина, который позже, на основании описания событий, происходящих с армянами в Турции и с евреями в Германии, внес в международное право термин “геноцид”.

— В спектакле заняты не только армянские актеры — как они отнеслись к приглашению?.. Как восприняли открывшиеся им факты?

— Как признавались мне некоторые актеры, для многих из них эта пьеса стала шоком — конечно, они были в курсе о произошедших 100 лет назад зверствах, но, погружаясь в материал, изучая историю, факты, которые Турция тщательно скрывает, многие из них были крайне удивлены. В частности, в одном из интервью Алексей Петренко выразил недоумение, почему Турция отказывается принять очевидное. “Ведь это уже не те турки — чего они опасаются? Немцы же приняли холокост, повинились — так в чем проблема, почему не решить вопрос раз и навсегда? Ведь армяне же ничего такого не требуют — они просят элементарного признания вины и принесения извинений!”

Все актеры, без исключения, с любовью согласились участвовать в спектакле-акции. Были интересные случаи — я позвонил Александру Збруеву, чтобы пригласить его принять участие в спектакле. Он любезно согласился. Но, узнав о сроках, огорчился и вынужден был отказаться, так как на это время уже были запланированы гастроли их театра. Он очень переживал, даже просил меня перенести спектакль. Но, увы... А потом он мне рассказал интереснейшую историю. Оказывается, он родом из Гянджи, а его дед служил там в царской армии. В те годы император издал указ открыть коридор для спасения армянских беженцев, а ответственным за эту операцию был назначен дед Збруева. Многих удалось тогда спасти... Спустя годы семья деда перебралась в Россию, но отец Збруева помнит, как в их дом — дело было в 30-х — периодически приходили какие-то кавказцы, приносили подарки: сыр, мясо, фрукты... Причем по виду дарителей было видно, что сами они совсем не богаты, скорее наоборот. Отец Збруева спросил отца, кто эти люди? На что тот ответил: “Это армяне! Очень несчастный и очень благодарный народ — столько лет прошло, а они все не забывают того, что я для них сделал, благодарят...” Так что можно понять, почему Збруев так переживал из-за того, что не сможет принять участие в этом спектакле. Но, надеюсь, в будущем нам ничего не помешает.

Другая история. Одна из первых репетиций с ведущим актером Театра Моссовета Александром Голобородько. Он вышел на сцену, хотел было начать свой текст и вдруг... заплакал. Мы, обескураженные, подбежали, попытались успокоить, а он вдруг говорит: “Слава Ашотович, как же я вам благодарен, что вы мне дали возможность выступить именно в этом спектакле. Такое ощущение, что через этот текст я говорю о своих братьях и сестрах, страдающих сегодня в Днепропетровске... погибших там... Я говорю о чудовищных зверствах, имевших место 100 лет назад в Западной Армении, а перед глазами стоят мои соотечественники, ведь все совпадает — один к одному...”

Я все это рассказываю к тому, что со стороны может показаться, что все известные участники этого проекта — люди, к которым даже сложно подступиться, “звезды”... Так вот, я в первую очередь — помимо, конечно, фантастических актерских данных — хотел бы отметить их человеческие качества, высокую культуру и интеллект. Это заслуживает огромного уважения!

— А по какому принципу вы подбираете репертуар?

— В первую очередь мы стараемся открыть для российского зрителя имена великих армян, таких как Туманян, Сароян, Зейтунцян, Тер-Алексанян и другие. Это те авторы, которые у нас уже поставлены. А в планах постановка спектакля по произведениям Хоренаци и Бюзанда, Мндзури, Ваге Кача и др. Мы стремимся представить в нашем репертуаре все жанры, пытаемся не обойти вниманием новейшую драматургию, чтобы каждый наш зритель нашел что-то свое, интересное именно для себя.

— Это что касается российских армян. А российский зритель нуждается в подобном “ликбезе”?

— Как раз российскому зрителю это очень интересно, и тот факт, что год от года процентный состав русского зрителя у нас увеличивается, свидетельство этому. И даже великие российские актеры, участвовавшие в спектакле “Суд идет...”, повторюсь, благодарили нас за то, что мы познакомили их с неизвестными им страницами мировой истории, с нашей болью, и дали возможность им быть рядом с нами в акции “Против геноцида”. Даже российские театроведы с некоторой досадой отметили, что в России в отличие от Армении нет политической драматургии.

— Кстати, о великих. Вы работали с самим Параджановым. Чему у него научились?.. Что переняли?

— Меня восхищало его проникновение в суть, в ткань любого творческого материала. У него было особое чувство, эдакая антенна для принятия и передачи материала. Я научился у него своеобразному режиссерскому мышлению, которое подразумевает неординарное использование пространства, знаковость мышления, важность цвета, света, линий, звука и пластики актера.

— В труппе вашего театра есть и неармяне. Возникают ли сложности в работе из-за разности менталитетов?

— Сложности, конечно, есть, но в лабораторном процессе и в психотренингах разница менталитетов стирается (вернее, преобразуется) и возникает новый менталитет — менталитет творческой личности. Эта непохожесть личностей, объединенных одной целью, и есть наше богатство.

Я очень рад и горд, что в этом проекте нам удалось объединить воедино большинство представителей бывших братских республик. Это просто замечательно! Дай Бог, чтоб это воссоединение имело место не только в горе, но и в радости. Это ли не великая сила культуры?

Рубен Пашинян

Наш буклет

Мы в соцсетях