Интервью актрисы Московского Армянского Театра п/р Славы Степаняна Зиты Бадалян, журналу «Театральный мир» (февраль 2018)

Мария Александрова

Зиту Бадалян я впервые увидела в спектакле «Триумфальная арка» Театра Двух Столиц под руководством Льва Ильича Рахлина.
Зайдя за кулисы, увидела рядом с нашими звёздами Мариной Александровой, Игорем Петренко, Екатериной Волковой, Евдокией Германовой, Николаем Чиндяйкиным, скромную девушку, деловито собирающую в кофр свой костюм, поинтересовалась, кто же она. Оказалось, что Зита – ведущая актриса Московского Армянского Театра под руководством Славы Степаняна, уже хорошо известная и в России и за рубежом.
В родном, Московском Армянском Театре её в шутку называют «Золушкой в жизни, королевой на сцене».


- Зита, насколько я знаю, ты пришла к актёрской профессии не сразу, изначально выбрав журналистику. Что повлияло на выбор профессии журналист?
- Я рассматривала разные профессии, хотела быть и педагогом, и врачом, и юристом, мне многое было интересно, но по-настоящему притягивало творчество. Планов было "громадье". Решающую роль сыграл мой классный руководитель в лицее, педагог по русскому языку и литературе, который узнав о моем намерении поехать учиться в Москву, посоветовал поступать на факультет журналистики, по его мнению, у меня были хорошие потенциальные возможности для этого. Так как Юрий Владимирович был для меня идеал интеллигентного человека, я прислушалась к его совету. Тогда родители, пожертвовав многим ради меня, переехали в Москву, где я поступила и окончила факультет журналистики МГПУ им. Шолохова.

- Родители не пытались отговорить от актёрской профессии?
- Когда им стало известно, что я посещаю театральную студию, изначально отнеслись к этому спокойно, мол, актёрские качества могут быть полезными для будущего журналиста. Увидев, что Мельпомена меня не на шутку заинтересовала, затянула, забеспокоились. По их мнению, журналист - серьезная и гораздо более подходящая мне профессия. Однако, посетив спектакли с моим участием, поняли, что это моё призвание. Сейчас, слава Богу, они всячески поддерживают и гордятся мной.

- Ты из творческой семьи?
- Мой отец по образованию педагог, а мама всю жизнь проработала на заводе. Но всегда очень любила петь, это было её хобби, она даже участвовала в конкурсах, всегда выступала на школьных мероприятиях или просто дома в кругу друзей. Был тогда очень известный в Армении гусан (бард) Ашот, который оценив талант мамы, предложил заняться карьерой профессиональной певицы, но её отец, мой дедушка, не особо разделял его мнение и это осталось увлечением. Кстати, папа влюбился в маму именно благодаря её прекрасному голосу. Ему до сих пор очень нравится как она поёт. Так что можно сказать, что семья по-своему творческая.

- Можно сказать, ты первый представитель творческой профессии в семье...
- Прабабушка была актрисой. Близкие рассказывают, что в Карабахе, в одной из деревень, где она жила, был народный театр, в постановках которого она принимала участие. Говорят, ей настолько нравилось играть, что родив, брала ребёнка с собой и в антракте кормила в гримёрке... Видимо, склонность к актёрскому делу досталась мне от неё.

- Как ты пришла к актёрской профессии?
- Актёрская профессия не давала мне покоя и учась в МГПУ им. Шолохова, я постоянно делала какие-то этюды, скетчи, выступления в кругу друзей, даже зачёты и экзамены в университете сдавала в виде сценок и миниспектаклей. Помню, профессорам это очень нравилось. Но я всегда думала, что стать артисткой - неосуществимая мечта. Однако судьба любит преподносить сюрпризы и сокурсница Диана Харатьян, которая знала о моём увлечении театром, познакомила меня со Славой Ашотовичем, основателем театральной студии при Посольстве Республики Армения в Российской Федерации, чтобы тот принял меня в студию. Тогда я не восприняла это как событие, которое изменит мою жизнь.

- Это была студия "Я" при будущем Театре под руководством С. Степаняна, расскажи о начале работы и знакомстве со Славой Ашотовичем?

- Мы вместе с Дианой пришли на прослушивание в студию Славы Ашотовича и мне с первой секунды стало там очень интересно, хотя Степанян больше настаивал на том, чтобы к нему поступила именно Диана, ведь у неё были хорошие навыки, она прекрасно танцевала. На её фоне я выглядела обычным, зажатым, закомплексованным человеком, к тому же студентка журфака. Тем не менее, уроки в студии настолько увлекли меня, что я решила серьёзно и упорно заняться актёрским ремеслом, конспектировала абсолютно всё, что давали преподаватели, это всех удивляло. Но чем дальше шло обучение, тем больше меня это затягивало. Откровенно говоря, если бы не знакомство со Славой Ашотовичем, может быть, я бы так и осталась журналистом и не пошла в актёрскую профессию. Мастер открыл перед всеми нами целый творческий мир, поразил нас своим уникальным взглядом на театр - синтез различных искусств. Объяснил, что театр - целая наука, где есть и психология, и математика, и физика, и химия... Научил понимать и ценить мировую живопись, классическую музыку, высокую литературу… Развил в нас эстетический вкус. И этот мир стал мне близок.

- Есть что-то из журналистики, что помогает в актёрской профессии?
- В актёрской профессии мне пригодилось качество, которое изначально сблизило и с журналистикой - желание исследовать, искать, постигать суть вещей и понятий.

- Что такое искусство для тебя? 
-Тут я солидарна с Татьяной Черниговской (профессор, заслуженный деятель науки РФ - прим.ред.), которая утверждает, что "искусство это не отражение жизни, а то что создаёт эту жизнь". Я всегда осознавала, что у театра, как искусства, большая ответственность и важная миссия перед обществом. Потому, есть огромное желание сделать что-то особенное, настоящее для людей, и сделать это с помощью любимой актёрской профессии. Актёрская профессия настолько интересна и многогранна, благодаря ей, можно говорить о важных, насущных проблемах на языке искусства, на языке души. И именно благодаря своему наставнику Славе Степаняну я поняла, что я человек театра и выбрала эту профессию, как свой путь.

- Как на твой взгляд, артистами рождаются?
- Думаю, да, рождаются. Внутри должна быть какая-то жилка, нюанс. Каждый человек приходит в этот мир с какой-то миссией, с даром к чему-либо, это как маяк, подсказка от Бога, куда идти, чтобы открыть в себе талант и стать тем, кем ты должен быть. Каждый находит себя по-своему. Только оказавшись в театре, я поняла, что именно здесь могу раскрыться. Профессия это, конечно, весьма непростая. Как говорится, в каждом из нас есть 1% таланта, но нужно 99% труда, чтобы стать серьёзным профессионалом в своём деле, мастером. Мы часто повторяем старую поговорку: " Каждый человек - кузнец своего счастья".

- С позиции журналиста сложнее говорить с людьми о важном, нежели со сцены?
- Скорее, я понимала, что это не мои инструменты. Парадокс, но я, например, не очень люблю писать, а для журналиста это важный навык. Когда судьба направила в театральную студию, то мне сразу стало ясно: "здесь можно реализоваться в полной мере", это было на подсознательном уровне.

- Актёр это больше мужская или женская профессия?
- Человеческая. Мнение о том, что профессия эта женская, конечно, популярное, однако такие разговоры возникают из-за того, что артисты люди порой капризные, иногда слишком эмоциональные, сентиментальные, а подобные черты характернее для женщин. Актёрская профессия, думаю, как и любая другая, это прежде всего ответственность, которая является чисто человеческим качеством и для мужчин, и для женщин. Мужчины-актёры нужны, без них нельзя в профессии. По большей части основными персонажами в мировой литературе являются мужские образы. Должен быть Герой, который присутствует в сознании людей с глубоких времён, наделённый определёнными качествами: сильный, храбрый, мужественный, «с милостью сердечной», тот, кто приходит, дабы познать. Невозможно сыграть героя, если сам человек (актёр) не обладает хотя бы понятиями о благородстве. А когда в нём есть эти черты, он неосознанно их передаёт в роли. Такими в своё время были Владимир Высоцкий, Сос Саркисян, Вячеслав Тихонов, Сергей Бодров младший, Донатас Банионис, Алексей Петренко, сегодня это Владимир Машков, Константин Лавроненко и др.

- Ты окончила институт Театра и кино Ли Страсберга в США, расскажи об этом периоде?
- Однажды, участвуя в международном Авиньонском театральном фестивале, где наш театр представлял спектакль «Ищу любимую» (Московский Театр п/р Славы Степаняна - прим.ред.), я получила предложение от одного из иностранных продюсеров, поехать учиться в школу Ли Страсберга в США. И благодаря усилиям Славы Ашотовича, который поддержал и каким-то чудом нашёл спонсоров, я отправилась в Лос-Анджелес повышать квалификацию.
Это был один из потрясающих периодов обучения, многое открылось. Например, мне всегда была интересна разница между театром и кино в плане актёрской игры, поведения. Я стала лучше понимать приёмы именно киноактёра. Ведь наша российская школа выпускает специалистов больше в сфере театра. Голливудская система обучения ориентирована в основном на актёров кино.

- Западная система обучения актёров во многом отличается от нашей?
- Американский метод выстроен схематично, всё структурировано, разложено по полочкам. И когда ты усваиваешь эту конструкцию, становится проще, понятнее, начинаешь точнее работать. Многое из этого мне по-своему дал и Слава Ашотович , и когда я столкнулась со знакомыми понятиями в Америке, у меня появилась дополнительная уверенность. "Метод, - как утверждал сам Страсберг, - это, по сути дела, суммирование того, что актёры всегда делали подсознательно, когда играли хорошо". Школа маэстро отличается от других в вопросе пользования эмоциональной памятью. Она используется с целью возбуждения сильных эмоций на сцене, либо в кино путём ассоциации с действительными событиями из прошлого актёра. В Институте Ли Страсберга есть дисциплины, которые не проходят в наших театральных ВУЗах, такие как Кастинг, PR актёра, изучаешь киношные термины, которые будут встречаться при работе на площадке. Но, пожалуй, самый интересный предмет для меня был Сценарный анализ, это опять-таки определённая схематичная работа над текстом, над ролью. Учёба в школе Ли Страсберга дала множество интересных ключей, которыми я постоянно пользуюсь.

- Несмотря на различия в подходах к обучению, на Западе придерживаются так называемой русской школы - М.Чехов, К.Станиславский....
- Безусловно. Они знают наших классиков, боготворят и придерживаются этой школы. Ли Страсберг изобрел свой метод, опираясь на Систему Станиславского. На Западе уважают русскую культуру. Американские педагоги были изумлены эрудированностью и количеством навыков русских актёров, ведь у нас учат и фехтованию, и разным по стилистике танцам, вокалу, сценическому бою, пластике... Особое удивление у них вызвало то, что русский артист одновременно может играть несколько разных спектаклей: сегодня Чехова, завтра Тургенева, послезавтра Тэннеси Уильямса... "Как всё это укладывается у вас в голове, не говоря уже о душе?!", - недоумевали они. Ведь западные коллеги привыкли играть одно "шоу", определённый период, пока спектакль не изживет себя, и не будет снят с афиш. В отличие от них, в России преобладает репертуарный театр. В международной системе обучения Станиславский это база, к которой они предлагают множество разных дополнений из других методов, и Михаила Чехова, и Мейерхольда, и технику Майзнера, Стеллы Адлер, чтобы актёр мог в любой ситуации воспользоваться ими. В этом отношении у них более демократичный подход к обучению, нежели у нас. Думаю, нам нужно стремиться быть также более свободными и расширять границы восприятия.

-Чем тебе интересна работа в Московском Армянском Театре? Поступали ли предложения работы от других театров?

- Да, предложения были из многих столичных театров. Но Московский Армянский Театр мне дорог тем, что я, можно сказать, один из тех людей, которые заложили первый кирпичик в фундамент этого дома, это наше детище и каждый из нас старается делать всё, чтобы дело развивалось. Наш театр интересен тем, что с самого первого дня главный принцип здесь: «Цени и уважай других». Мы бережно и ревностно охраняем этот очаг. Чистая атмосфера - главное составляющее в творчестве, иначе это сизифов труд, обман. Сцена - увеличительное стекло, здесь видна малейшая фальшь. Поэтому очень важно уметь сохранять тёплые, дружеские взаимоотношения, поддерживать друг друга. У нас работают люди разных национальностей и все мы одна семья, сплочённая вокруг идеи служения театру.

-Для актёрской профессии больше характерен эгоизм или важнее командная работа, коллектив?
- Как говорит наш руководитель и наставник, Ашотыч, как мы его между собой называем, есть три категории актёров: одни работают на себя, другие работают на публику, третьи - на партнёра. Мастер всегда учил работать на партнёра, иначе истины нет, а значит, невозможно творчество. Конечно же, это коллективная работа, начиная от гардеробщика, заканчивая режиссёром, все вносят свою лепту в спектакль.

- Актёрство приемлемо в жизни? Ведь некоторые артисты зачастую продолжают играть и вне сцены...
- Я не понимаю, как какой-то образ, который ты воплощаешь на сцене можно перенести в жизнь, ведь персонаж это другой человек, иная психология. Если подобное происходит, то это «клиника». Здесь существует тонкая эмоциональная грань и важно уметь контролировать себя, у актёра должна быть устойчивая психика и над этим нужно работать. А если говорить о звёздности, то я считаю, что это сродни болезни… Соблазнов в нашей профессии множество, важно не потерять себя и оставаться человеком при любых обстоятельствах.

- Сейчас время медийности, можно мелькнуть в каком-то топовом проекте на телевидении и в одночасье стать известным и получить роли независимо от образования и наличия таланта. Это приемлемо на твой взгляд, как человека со школой?
- Я переживаю по этому поводу в первую очередь потому, что подобное чаще всего рождает потребительское отношение к искусству. Сегодня многие эксплуатируют это понятие, используя в корыстных целях. Печально. Ведь школа муштрует, воспитывает специалиста, знающего своё ремесло. Медийность, на мой взгляд, настолько проходящее явление. Сегодня ты популярен, а завтра о тебе могут и не вспомнить. Главное, просто честно, хорошо и профессионально делать свою работу, «любить искусство в себе, а не себя в искусстве»(К.С.Станиславский- прим.ред.), но здесь у каждого свой выбор.

-В Московском Армянском Театре у тебя довольно разноплановые роли, что тебе самой ближе и интереснее: комедия или драма?
- Совершенно не важно, какой жанр, если меня режиссёр заинтересовал своей идеей, миром, который он хочет создать, то я полностью окунаюсь в дело. Актёр должен уметь жонглировать своей техникой, существовать в разных жанрах, в разных ипостасях.

-У тебя есть моноспектакль "Голос Человеческий" (по пьесе Ж.Кокто - прим.ред.) достаточно тяжелое произведение. Расскажи об этой роли?
- Этот спектакль мы начали делать, как дипломную работу. Помимо общего выпускного спектакля, Слава Ашотович предложил мне поработать над «Голосом Человеческим». Если честно, меня это немного напугало, как я одна могу столько времени находится на сцене. Моноспектакль достаточно непростая форма, один на один с залом... Плюс, это психологическая драма, я думала ещё и о том, как это выдержит зритель. И здесь надо отдать должное режиссёру, который ставил передо мной такие задачи, что даже находясь в статике моя «наполненность» должна была быть максимальной. Своеобразные режиссёрские манки дали мне возможность и навык погружаться в атмосферу действа. Постановка осуществлялась почти полгода, шла достаточно трудоемкая, интенсивная работа, полное погружение в материал, когда не ощущаешь времени, самого себя, когда вместо усталости возникает постоянный прилив энергии, удовольствие сливается с усилиями и постижением смысла, порождая, питающее энергией, активное состояние радости. 
В нашем спектакле, мы попробовали по-своему исследовать человеческую душу, на что способен человек в своих лучших проявлениях, раскрыть «кусок живой жизни» в напряженных драматических коллизиях. Это история о любви, как о космическом понятии, для которой слова слишком ничтожны. «Голос Человеческий» - первая монодрама в мировой драматургии, для актрисы - это "женский" Гамлет. В каждой сцене, биение пульса живой мысли, и поэтому весь спектакль - структура, порядок, непредсказуемость, напряженность, тонус и жизнь, симфония. Я благодарна Славе Ашотовичу за этот подарок, за доверие.

- Спектакль «Голос Человеческий» идёт на нескольких языках. Как ты пришла к этому?
- Изначально репетиции шли на русском языке, потом поняли, что чего-то не хватает. И режиссёр предложил попробовать вариант спектакля на родном, армянском языке. Стало заметно как в спектакле начали появляться новые оттенки, ведь звуки дают какую-то свою энергию тексту, словам. Позже приступила к работе на языке оригинала пьесы, на французском, и это тоже раскрыло фантастические нотки, такие эксперименты напитывали и обогатили спектакль. С этой постановкой мы часто гастролируем, принимаем участие в различный международных фестивалях. Самое ценное для меня - четыре "звезды" из пяти возможных Всемирного Фестиваля Fringe в Эдинбурге и положительной оценки британской театральной критики. Ну, а добрые слова Маэстро Анатолия Васильева после представления, меня очень вдохновили.

-Актёры люди суеверные. Придерживаешься ли ты каких-либо актёрских примет?
- Как человек - нет, не суеверна, как актриса очень. Сажусь на упавший текст роли, у меня есть свои какие-то ритуалы перед спектаклем, например, самостоятельно должна поставить весь реквизит, даже если его расставляет помреж, которому я доверяю. Но мне нужно ощущение полной уверенности, что всё на своём месте. Сама глажу свои костюмы. Кстати, в нашем театре подобным образом работают и остальные мои коллеги. Так нас воспитал Степанян. Важно со всех сторон знать театр. Например, в моноспектакле нашей актрисы Лиры Айларовой «Кастинг» я веду свет, не представляете, какие невероятные ощущения. Смотришь на происходящее на сцене с другого ракурса. Интересно, очень.

-Расскажи о своей работе в кино?
- На данный момент, к сожалению, не могу похвастаться многочисленностью киноролей. Есть опыт работы в сериалах, в авторских картинах и в России и в США. В общем, намереваюсь серьёзно начать над этим работать. Мне кажется, что сегодня отечественная индустрия кино активно развивается. Появляются хорошие, качественные фильмы, в которых хочется сниматься.

- Кто нравится из коллег?
-.Очень нравятся британские актёры, например, Бенедикт Камбербэтч, Кейт Бланшетт, шведская актриса Алисия Викандер. Из наших актёров это Фоменковцы: Полина Агуреева, сёстры Кутеповы, Мадлен Джабраилова, Карен Бадалов… Их творчество завораживает.

- Чему важному тебя научила профессия?
- Быть наблюдательным, внимательным к окружающему человеком. Лучше понимать других, мотивы их поступков. Она развила во мне также импровизационный дух…

- Если не актёрская профессия, то...?
- Не знаю.

- Пожелание читателям журнала "Театральный мир"?
- Как говорит моя маленькая героиня из спектакля «Луйсмари. Ода к радости», - «Радоваться всему!».

Наш буклет

Мы в соцсетях