Аргументы и факты. 2012 г.

Чем отличается армянский театр от всех остальных

Чем национальные театры притягивают москвичей и жителей провинции? Почему зрителям надоело ходить на современные постановки со знаменитостями и может ли классика собирать сегодня залы? Об этом наш разговор со Славой Степаняном, худруком Московского Армянского Театра.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: — Слава Ашотович, как вам удалось создать с нуля национальный театр, да ещё и в Москве?

С.С.: - На самом деле история Московского Армянского Театра уходит корнями в 20-е годы прошлого века, когда в доме известных армянских благотворителей графов Лазаревых начала работать драматическая студия, которую создал Сурен Хачатуров — старший брат известного композитора Арама Хачатуряна. В ней преподавали лучшие представители культуры, науки и искусства того времени, даже Константин Станиславский. Спектакли ставили Евгений Вахтангов и Рубен Симонов, который впоследствии и возглавил Армянский театр, просуществовавший тридцать лет — до 1952 г., когда усилиями Берии его закрыли. И лишь полвека спустя история получила продолжение.

В 2001 году мы с Нелли Шахбазовой (ныне завлит театра) приехали в Москву на Международный Чеховский театральный фестиваль. В то время бывшие советские республики находились в культурной блокаде, и театральная жизнь российской столицы казалась глотком свежего воздуха. Тогда же, на фестивале, нам поступило предложение от руководства Посольства Республики Армения в Москве воссоздать студию, а впоследствии и театр в том самом Лазаревском доме! Конечно же, я согласился, понимая, как важно для людей некоренной национальности иметь свой очаг культуры. И за десять лет ни разу не усомнился в правильности выбранного пути: как и в 20-е годы, у нас сформировалась прекрасная команда единомышленников, режиссёров, композиторов, художников, актёров. Вот только чиновники по­считали, что в историческом доме театру не место, и в 2010 году мы лишились дорогих стен. К счастью, руку помощи нам протянул Союз армян России, и сейчас театр базируется и репетирует в его помещениях, ну а спектакли мы проводим в арендованных залах. Надеемся, что постоянная площадка в конце концов появится.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: — У вас весь репертуар с национальным колоритом?

С.С.: - Сейчас мы играем 12 спектаклей. Часть из них поставлена по произведениям армянских авторов либо посвящена событиям, имеющим отношение к истории Армении. Например, в психологической драме «Эй, кто-нибудь!..» по пьесе американского драматурга Уильяма Сарояна затрагивается проблема мигрантов. В документальной драме «Суд идёт…» Перча Зейтунцяна поднимаем тему геноцида армян. Но мировая классика тоже представлена. Идут кукольные спектакли для детей — «Три поросёнка» и «Красная Шапочка», собираемся замахнуться на «Дон Кихота» Сервантеса, а ещё поставить «Асю» Тургенева и «Гранатовый браслет» Куприна. Ну а что касается колорита, то мы в этом смысле похожи на народный инструмент дудук — какую бы музыку он ни исполнял, в ней всегда будет звучать армянская душа.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: — Что за зритель к вам приходит?

С.С.: - Тот, который не гонится за легкомысленным развлечением. Для меня высшая награда, когда после спектаклей в провинции ко мне подходят люди и говорят: «Мы сомневались, идти к вам или не идти. Ничего прежде не слышали о Московском Армянском Театре. Но так понравилось! А месяц назад к нам привозили целую команду звёзд, думали, увидим хороший спектакль. А оказалось, что громкие имена были лишь в качестве приманки — антреприза пошленькая, играли актёры без души — явно отрабатывали гонорар. Обидно видеть такое отношение!»

«СтоЛИЧНОСТЬ»: — Вы работали с режиссёром Сергеем Параджановым и называете себя его учеником. Чем он вас так захватил, каким запомнился?

С.С.: - Кому посчастливилось общаться с гениальными людьми, те знают, что у них особенная харизма, мощная энергетика. Сергей Иосифович был очень чистым человеком, большим ребёнком в лучшем смысле этого слова. Он был рождён творить, но, к сожалению, всю жизнь ему приходилось бороться за это право. И при всей своей эпатажности, браваде был персонажем трагическим и трогательным. «Я отомщу…  любовью!» — этому принципу он всегда был верен.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: — В вашем театре армянских актёров большинство?

С.С.: - У нас многонациональная труппа — армяне, русские, украинцы, евреи, кабардинцы, осетины. На мой взгляд, это только обогащает, привносит новые краски в сценическую палитру. Тот, кто любит и уважает свою культуру, в состоянии полюбить и уважать культуру другого народа. У нас работают фанаты своего дела. Пропуском в нашу театральную семью являются талант и человечность.

«СтоЛИЧНОСТЬ»: — Как, по-вашему, что общего у людей с армянскими корнями?

С.С.: - Пожалуй, неистребимый патриотизм — чем бы они ни занимались и где бы ни жили. Смотрите, знаменитый шансонье Шарль Азнавур жил во Франции и никогда не акцентировал внимания на том, что у него армянские корни. Но случилось в 1988 году землетрясение в Армении, и он кричал по всему свету: «Я армянин! Надо помочь!» Художник Иван Айвазовский (Ованес Айвазян) оставил нам множество великолепных армянских пейзажей и картин, посвящённых библейскому сказанию о Ное. Даже знаменитый полководец Александр Суворов говорил, что мудрости набрался от своей бабушки-армянки.

Интересные факты

Слава Ашотович Степанян — актёр, режиссёр, педагог, драматург. Родился в 1962 году в армянском селе Джанфида. Выпускник Ереванского государственного института театра и кино. Более 20 лет служил в Тбилисском государственном армянском драматическом театре имени П. Адамяна. В 2002 году основал Московский Армянский Театр. Среди его наград — Золотая медаль Министерства культуры Армении «За весомый вклад в развитие отечественной культуры». Снимался в фильмах «Ашик Кериб», «Баязет», «Чудо», «Антикиллер-2», «Служу Советскому Союзу» и др.

Персона. 25 декабря 2012 19:45

Наш буклет

Мы в соцсетях